Ябатьки — это люди с большим количеством внутренних страхов и ограничений

Почему пропаганде получается влиять на этих людей, почему они не замечают беззакония, боятся перемен и как наладить отношения, если в твоей семье или окружении тот самый ябатька — на все эти сложные вопросы ответила психолог Анна Матуляк.

Анна Матуляк

Почему ябатьки не видят всех этих ужасов, которые происходят в стране, либо их игнорируют, либо одобряют.

Слишком высока цена за это «виденье». Если я вижу эту реальность, то мне придётся столкнуться с непереносимыми чувствами. Думать о потери безопасности, отсутствии контроля. Мне придётся признать, что вокруг происходит неконтролируемый ужас и я являюсь его частью.

Поэтому самое безопасное в этой ситуации не верить. Это один из защитных механизмов психики  — «отрицание». Они скорее поверят в обмазанные синей краской попы (а не то, что это реальная кровь на ягодицах), чем в то, что их же сограждане, люди, живущие с ними в одном городе, на одной улице, способны на такие зверства.

Если же поверить в то, что наказания в действительности существуют, тогда есть запасной защитный вариант: «Значит, было за что. Хотел за деньги Родину продать вот и попался». Такие идеи позволяют их психике сохранить равновесие и не потерять контроль и безопасность: «Про наказания врут, а если и наказывают, то только тех кто действительно виноват. Я не виноват, значит я в безопасности».

Именно по этой причине слишком активные попытки переубедить иногда доводят таких людей до приступов ярости. Так они защищают свою иллюзию безопасности и контроля.

Ежи Ёрш

В той или иной степени это также может быть проявлением «Стокгольмского синдрома», когда жертва начинает испытывать тёплые чувства к агрессору. Все эти хвалебные оды и торты ОМОНу, громкие и подчёркнуто одобряющие речи в адрес властей и силовиков — это все из этой оперы. Так защищается психика: «Если я буду любить агрессора, он ничего мне не сделает». У некоторых прозрение наступало только на сутках или в больницах, после избиений. Когда попадали в жернова системы. И то, некоторые из них продолжали обвинять протестующих, потому что иначе придётся столкнуться с непереносимой болью и страхом.

«Мама, я замёрз или проголодался»?

В большинстве своём это люди без внутренних опор, плохо себя осознающие, не уверенные в себе, не умеющие делать выбор, брать на себя ответственность.

Для них власть — это тот орган, который делает все перечисленное за них: если так сказали, значит, так правильно, я ни за что не отвечаю, «копаю отсюда и до обеда» и все.

Если у них нет внутри понимания, что они управляют своей жизнью, успехом, карьерой, доходом, то они будут изо всех сил стараться «быть послушными, чтобы заслужить». Это банальная незрелость. Они как дети, которые зависят от взрослого родителя. Поэтому нужно вести себя хорошо, как бы чего не вышло. Могут, конечно, не одобрять или даже порицать какие-то действия и решения. Но тихо. Чтобы никто не услышал. В конце концов, за хорошее поведение мне купят сладость или новую игрушку (медальку, льготный кредит, пенсию большую в 45 лет).

«Вами глупцами управляют кукловоды».

Ещё одно наблюдение. В силу достаточно низкой степени осознанности они находятся буквально в плену своих проекций. У всех нас их предостаточно в отношениях с другими, но степень осознанности это фильтр, который помогает нам отличать реальность от проекции.

Простыми словами  — они судят по себе. Если они жадные, то никогда не поверят, что куча воды на протестах, перекусы и прочее куплено простыми людьми для таких же людей.

Если никогда не делали ничего за рамками должностной инструкции, то не поверят, что кто-то добровольно собирал мусор, чтобы город был чист. Если они всю жизнь марионетки в чужих руках, то они и не верят в то что у людей может быть собственное мнение. Особенно забавно слышать про управление через телеграм-каналы от тех, кто смотрит только государственные каналы.

Лилия Квацабая

Почему они так боятся перемен?

Потому что придётся что-то менять, перестраивать. Выйти из зоны комфорта.

В большинстве своём это очень костные люди. То что для многих хорошо и прекрасно, для них может быть колоссальным стрессом. Это люди с большим количеством внутренних страхов и ограничений.

И именно в эту точку бьет пропаганда — давит на клавиши страхов. Некоторые как зомби повторяют одно и то же, про то, что не будет пенсий и хлеба в магазине. Не зря так часто вспоминают войну и постоянно звучит «они хотят разрушить страну» или «Европа хочет нас захватить».

Критическое мышление не включается, когда сильный страх. На страх, как известно у нас 3 реакции: «Бей, беги, замри». В рамках этих вариантов они и реагируют. Ведь что такое пропаганда? Это манипуляция. По сути людям внушают, что страна буквально на пороге захвата. Как когда-то в 1941. И, конечно, если бы люди отвечали себе на вопрос: «А реально ли то чего я боюсь? Я правда уверен, что Европа спит и видит, как начнёт содержать страну с убитой экономикой?». Но страх перевешивает, поэтому пока эти люди боятся оккупации Европой, они не видят, как их собственная власть строит на своей же территории большое Гетто. Чем больше человек видит, слышит, читает, узнаёт, тем сложнее им манипулировать. И наоборот.

Опять же, я знаю людей, которые поначалу активно следили за событиями и новостями из разных источников, а потом с раздражением эти источники удалили. Потому что иначе опять же придётся выйти из своего уютного, хоть и иллюзорного мирка и увидеть реальность. Поэтому создают себе свою реальность, где БТ гарант стабильности. Но исключительно своего эмоционального состояния. Отсюда же ярость к протестующим — они заставляют видеть то, что видеть не хочется.

А ещё свобода — это ответственность. Чем больше у тебя свободы, тем больше ответственности.

Эти люди боятся ее как огня. Поэтому они часто и говорят: «А чего ты в воскресенье на улицу пошёл?». И если примут закон, передвигаться только по пропускам и только на работу и домой, они радостно побегут это исполнять. И ещё заодно покажут пальцем на тех, кто «нарушает». Все из тех же защит — зона безопасности.

Artsiom Babounikau

Как их понять и простить.

Первый вопрос, на который стоит себе здесь ответить: «Зачем?». Увидеть за человеком мотивы его поступков и выборов можно, можно даже понять их. Но надо понимать для чего я это делаю и хочу ли я тратить на это свою энергию. Если речь идёт об отношениях, в которых двое людей по разные стороны, то шаги навстречу должны делать оба. Иначе это будет насилие себя или другого.

Есть люди, с которыми я вовсе перестала общаться, потому что разговора не получается. Только одна фраза как заезженная пластинка «это все проплачено, у меня есть оперативная информация». Ну ок. А у меня свидетелей пол-Минска. На том и разошлись. Для некоторых выход не говорить на эти темы, если отношения сохранить хочется, это тоже вариант. У всех этих людей может быть десять тысяч причин думать и действовать так, но мы всегда делаем выбор хотим мы потратить на это понимание свою энергию или есть более важные дела. Особенно сейчас, в условиях тотальной апатии и выгорания.

Обложка — Владимир Цеслер

Начните печатать и нажмите Enter для поиска